Советские противотанковые собаки

-камикадзе и -смертницы, «живые мины», «анти-танки», противотанковые — как их только не называют. Но официально они были «собаками — истребителями танков». СИТы. Мало кто знает, что в начале войны в Красной Армии были целые подразделения таких бойцов. Сегодня мы рассказываем о них — четвероногих героях одного боя.

Мина с доставкой

Вообще собак в Красной Армии применяли довольно широко. Развитие служебного собаководства в Советском Союзе связывают с именем кинолога Всеволода Языкова, дрессировщика, автора нескольких книг по теории дрессуры и использования собак в военных целях. Еще в 1919 году он обращался в штаб Красной Армии с предложением организовать «службу» четвероногих бойцов. Но Языкова «услышали» только через пять лет. Центральный учебно-опытный питомник школы военных и спортивных собак «Красная звезда» был создан в 1924 году. Сам Всеволод Языков был репрессирован и погиб в 1938 году, но дело его продолжало жить и развиваться. К началу войны школа готовила собак по 11 направлениям: ездовых и санитарных, связистов, миноискателей, диверсантов, разведчиков и других. В том числе и собак — истребителей танков.

Идея применять собак для уничтожения танков пришла в голову одному из слушателей школы, курсанту Шошину, в 1930 году. Дело в том, что с появлением любого нового вида оружия сразу же встает вопрос, как от этого оружия обороняться. С развитием бронетехники перед конструкторами встала задача: чем и как уничтожать танки? Общераспространенным было использование противогусеничных мин, но метод оказался неэффективным: расход мин и взрывчатки огромный, а вероятность, что танк наедет гусеницей на мину была крайне мала. Были и другие минусы.

Теоретикам военного дела в нескольких странах одновременно пришла в голову мысль, что мина должна быть подвижной. «Суть этой идеи состоит в том, что мина не должна дожидаться танка. Она сама должна искать его и уничтожать», — пишет в своей статье о подвижных минах военный историк Юрий Веремеев.

Задачу решали по-разному. Японцы использовали для этих целей солдат-смертников. Немцы создали подвижную мину на гусеничном ходу «Голиаф». В советской армии для доставки к танку взрывного устройства придумали применять собак.

Если курсанту Шошину принадлежит сама идея, то другой слушатель школы военных собак, Ниц, разработал противотанковый заряд для собаки. Первоначально на собаку навешивалось что-то вроде седла с поклажей — взрывчаткой. Позже, во время войны, это снаряжение трансформировалось в брезентовый бандаж с двумя сумками по бокам, в которые закладывался заряд. При этом торчал штырь-рычаг, соединенный со взрывателем нажимного действия — он срабатывал, когда собака залезала под танк и цепляла штырем днище. Танк поражался в самое уязвимое место, где не было брони, и не просто выводился из строя, а уничтожался.

В 1935 году после войсковых и полигонных испытаний собак — истребителей танков официально приняли на вооружение.

Чего боятся танки

В начале Великой Отечественной войны в Красной Армии в общей сложности «служило» более 60 тысяч собак, наряду со всеобщей мобилизацией был объявлен и призыв четвероногих друзей. «Собачьи» подразделения были сформированы по видам служб. Всего в советских войсках было создано 168 отдельных отрядов, батальонов и полков различных служб собаководства. В том числе и 13 батальонов СИТов, сформированных по принципу «одна собака плюс один проводник». В каждой роте было 55 — 65 «истребителей танков».

В СИТы брали в основном дворняжек. противотанковых собак требовала довольно длительного времени, до полугода до войны и до трех месяце после ее начала, и основывалась на «пищевых» инстинктах. На специальном полигоне собак приучали есть сначала рядом с танками, затем — под стоящим танком, при этом учебная техника оборудовалась специальными люками в днище, из которых подавалась еда. Потом — под танком с работающим двигателем. С каждым этапом подготовки задача усложнялась, пока, наконец, четвероногий боец не привыкал искать еду под движущейся и стреляющей машиной и не усваивал четко, что пища может быть только под танком.

Но собаки — как : у каждой свой характер, и не все «друзья человека» успешно проходили курс обучения, были и такие, кто не мог справиться со страхом, трусил, скулил. Разумеется, все прекрасно понимали, что собака готовится для одного-единственного боя. Сейчас защитники прав животных наверняка протестовали бы против подобного использования дворняг, но тогда об этом не думали. гибли не сотнями и даже не тысячами — миллионами, что уж говорить о собаках.

Но все-таки нередко проводники оплакивали своих погибших четвероногих друзей. Сохранились свидетельства, что так было, например, после боя 22 июля 1942 года у села Султан-Салы, северо-западнее Ростова-на-Дону, когда в тыл 30-й иркутской дивизии наступали полсотни немецких танков и полк мотопехоты. По приказу комдива Бориса Аршинцева с поводков спустили 64 противотанковые собаки, они сразу же подбили 24 танка — непревзойденный за всю войну результат. Но вожатые остались без питомцев.

Четвероногая смерть

Противотанковые собаки массово использовались в основном в первый период Великой Отечественной войны, в 1941 — 1942 годах. Из одного текста в другой, посвященный истории служебного собаководства, кочует цифра в 300 танков, которые уничтожили СИТы. Но достоверных и точных данных нет. В книге «Борьба с танками» Бирюкова и Мельникова приводятся сведения, что в период активных боевых действий в 1941 — 1942 году с помощью собак было подбито и уничтожено 192 танка противника, отбито 18 танковых атак.

Противотанковых собак применяли в сражениях за Москву и Воронеж, в Сталинградской и Курской битвах, на Миус-фронте. Широко цитируется фраза из донесения командующего 30-й армией генерал-лейтенанта Лелюшенко от 14 марта 1942 года: «В период разгрома немцев под Москвой пущенные в атаку танки противника были обращены в бегство собаками истребительного батальона. Противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится», правда, среди исследователей есть мнение, что эта цитата — сфабрикована.

Тем не менее, известно немало случаев, когда именно применение подразделений СИТов решало исход боя. Например, критическое положение сложилось 21 июля 1942 года у села Чалтырь под Ростовом. На позиции 68-й отдельной морской стрелковой бригады наступало около 40 танков. Двенадцать из них, подавив батарею 45-миллиметровых противотанковых пушек, двинулись на командный пункт. Положение стало критическим. И тогда на танки спустили 56 собак. Атаку удалось остановить.

Особенно хорошо противотанковые собаки зарекомендовали себя в боях в условиях города. Специалисты объясняют это тем, что в уличном бою, среди большого количества завалов, четвероногие солдаты имели много возможностей укрыться, а затем возникнуть перед противником внезапно, когда у того уже не оставалось времени на «ответные действия».

Среди подразделений с собаками, участвовавших в Сталинградском сражении, был 28-й отдельный отряд собак — истребителей танков в составе 10-й дивизии НКВД, защищавшей центр города. Отрядом командовал старший лейтенант Анатолий Кунин.

— Кунин со своими собаками всегда находился в самых опасных участках боев, — рассказывает исследователь Александр Слободянюк. — 15 сентября 1942 года под его личным руководством с применением специально подготовленных собак — истребителей танков в районе кладбища и разъезда Воропоново было уничтожено шесть вражеских танков и 30 автоматчиков противника. Всего в сентябре — октябре 1942 года отряд под его командованием уничтожил 32 танка противника и истребил свыше роты автоматчиков врага, а в целом за время Сталинградской битвы — 42 танка, две бронемашины, четыре автомашины с пехотой и боеприпасами, почти 500 вражеских солдат и офицеров.

Но и потери отряда были велики. Только за первые три месяца битвы, с августа по октябрь 1942 года, отряд потерял три четверти своего состава: из 202 собак и их вожатых осталось лишь 54 «пары». За бои в Сталинграде всему личному составу отряда командующий 62-й армией генерал Чуйков объявил благодарность, 47 воинов были награждены орденами и медалями. Анатолий Кунин получил орден Красной Звезды. Всего же в Сталинграде СИТы подорвали 63 танка.

В некоторых источниках указывается, что немцы настолько боялись собак-истребителей, что перестреляли всех животных в Сталинграде. Косвенно это подтверждает тема «миненхунд» в немецких мемуарах, где не однажды упоминается, что, «познакомившись» с «живыми минами», немцы предпочитали расстреливать всех собак в прифронтовой полосе.

Безымянные герои

Разумеется, противник пытался принять меры против «анти-танков». В одной из директив советского Генштаба по итогам применения собак противотанковой службы говорилось: «Немецкое командование, опасаясь советских собак-истребителей танков, распространило в своих войсках инструкцию по борьбе с русскими танковыми собаками».

Основной мерой против СИТов стало оснащение противником своих танков металлической сеткой-тралом с шипами, которая препятствовала проникновению собаки под днище. Но эта практика не получила широкого распространения, так как сетка мешала движению самого танка, особенно по мягкому грунту, цеплялась за кусты, забивалась мусором. Кроме того, советские кинологи быстро сориентировались и научили собак подлезать под танк сзади.

Интересен эпизод, со стороны противника подтверждающий эффективное использование противотанковых собак. Вот как описывает столкновение с СИТами известный немецкий писатель-историк Карел Пауль в книге «Гитлер идет на восток»:

«…но двумя днями позже 18-й танковой дивизии генерала Неринга повезло меньше. Танки подавили советские позиции в поле и противотанковые укрепления на восточной окраине Карачева. Части мотопехоты ворвались в город. 9-я рота 18-го танкового полка проложила себе путь к северным предместьям и вышла на кукурузное поле. Наступающие заставили замолчать еще несколько противотанковых пушек. Противник больше не стрелял.

Командиры танков ждали в башнях. Только что прозвучал приказ ротного:

— Все ко мне, встать справа. Остановиться. Глушить моторы.

Захлопали открывающиеся люки. В этот момент танкисты увидели двух бегущих по полю овчарок с «седлами» на спине.

— Что это у них там на спинах? — в удивлении проговорил радист.

— Я думаю, сумки с донесениями. Или это санитарные собаки, — предположил стрелок.

Первая собака поднырнула прямо под головной танк. Вспышка, приглушенный грохот, фонтаны грязи, клубы пыли, яркое пламя.

Унтер-офицер Фогель первым понял, что происходит.

— Собака! — закричал он. — Собака!

Стрелок выхватил P-08 «Парабеллум» и выстрелил во вторую собаку. Промахнулся. Выстрелил снова. И опять мимо. Из танка № 914 дали автоматную очередь. Животное, словно споткнувшись, перелетело через голову.

Когда люди подошли к овчарке, она еще дышала. Пистолетная пуля положила конец страданиям собаки».

Потери среди четвероногих бойцов никто не считал. Не сохранились даже их клички. Однако уже в наше время, в 2010 году на площади Чекистов в Волгограде был установлен памятник противотанковым собакам — тем самым собакам старшего лейтенанта Анатолия Кунина, которые во время величайшего сражения Великой Отечественной так впечатлили генерала Чуйкова. А вместе с ними — и всем четвероногим питомцам, отдавшим свои жизни за Победу.

rg.ru

Похожие темы:


Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Создание и поддержка проекта МА Родемакс  |  ZooAdv - сеть баннерной зоорекламы